Когда начинается наша жизнь

Когда начинается наша жизнь? Когда мы рождаемся? Когда сперматозоид отца оплодотворяет яйцеклетку матери? Быть может мы рождаемся, когда наша душа решает прийти в мир, чтоб возродится в определенном человеке? Когда? Я не знаю ответа! Я очень хочу его знать, но не знаю. Встречая и консультируя людей я видела каждый раз, и сегодня вижу закономерности, непостижимые для меня, но точно происходящие как вперед, так и назад во времени в жизни людей. Если это так, то жизнь точна до жесткости, она запланирована до конца наших дней. Так почему этот план непостижим? Для чего это знание отринуто от нас? Нам дан инструмент, известна инструкция, мы пользуясь ею преуспеваем, или не преуспеваем в нашем представлении, а результата не имеем. Тогда зачем дан такой инструмент, как мозг, столь совершенный, безукоризненно совершенный, но часто бессильный в ответах. Он не способен нам объяснить, что именно запланировано для каждого из нас в нашей жизни. На простые вопросы: Почему я родился у этих отца и матери, почему я родился в этой стране, почему я родился с этой или с другой языковой культурой, почему у меня нет братьев и сестер, почему я родился у крайне религиозных родителей, у очень богатых, у очень бедных? Почему мои родители были глухие, или слепые или инвалиды? Этих бесчисленных вопросов не счесть, и они относятся к той сфере жизни, где сама личность не могла принять никакого участия в выборе своей дороги, хотя именно начало жизни человека, как правило, является определяющим, вернее самым главным для его жизненного становления.

Это начало жизни рождается из ничего? Из воздуха? Оно как-бы вырезано из полотна нашего существования, как из бумаги фигурка? Кто создатель этой ситуации? Тот, кто принес бумагу, тот, кто придумал контур фигурки, тот, кто ее вырезал. До того, как появилась эта фигурка, ее не было, а бумага и ножницы были? Может быть началом этого бумажного человечка можно считать, что главное бумага. Быть может ножницы? Быть может важнее всего личность того, кто вырезает, или его способность вырезать, его руки? Его фантазия? Скорей всего вы скажете: Все важно! И вы будете правы. Но вспомните популярный вопрос детей: «Что первее?» или, «а что было раньше?», а затем следующий вопрос ребенка – «А еще раньше?»

Конечно, если у вас достаточно образования, то в примере с бумажным человечком вы расскажите подробно о происхождении бумаги, о сырье, из которого ее производят, а затем о том сырье, из которого ее производили когда-то. А на вопросы ребёнка, о том, а что было раньше дойдете до клинописи в Месопотамии на каменных дощечках.

Вы включите происхождение деревьев, технику лесоповала, техническую революцию. В вашем рассказе будут правильные факты и имена гениальных открытий, технические и технологические достижения, вы сможете перейти к истории отливки стали для объяснения ножниц. Вы можете объяснять, как происходит заточка поверхностей, чтоб ножницы резали, но вы никогда не сможете ответить на вопрос, почему десять человек, которым предложили вырезать из одинакового листа бумаги, теми же ножницами человечка, все вырезали разных человечков. Этого вы ни логикой, ни наукой объяснить не сможете и ваш ответ будет: у всех свое воображение, все умеют вырезать по-разному, а затем знаменитое выражение: «у каждого свой вкус, и о вкусах не спорят».

Так от чего или от кого зависит именно ЭТОТ бумажный человечек? На это нет ответа, как и на главный вопрос нашей жизни: для чего я родился? Почему я родился таким, каким родился? Почему в этой семье? Почему в этой стране? Почему меня так назвали? При этом, все это произошло без моего ведома и без моего участия? Простые детские вопросы и невыносимые для взрослых ответы, похожие на объяснение происхождения бумажного человечка. Эти ответы утомляют родителей, ничего не дают детям, и что странно, что эта бесконечная человеческая история все время живет и живет, как вырванный листок из нашей жизни, из которого мы сотворим бумажного человечка, как однажды сотворил папа Карло деревянного человечка, и его происхождение определило перо Алексея Толстого для русских и Карло Коллоди – для всего мира. А ведь на самом деле без темы реинкарнаций объяснить наше происхождение невозможно. Но очевидно, в Божьи планы не входит приоткрывать хоть чуть-чуть завесу нашего происхождения для нас. Более того на эту тему есть много книг, много говорится о карме, о законе причинно-следственных связей, имеющего причины и, очевидно, следствия развития судьбы из многих, многих наших существований. Я, естественно, не претендую на то, что знаю «точно» свои предыдущие жизни. Но меня всегда греет огонь этого знания. Потому что, когда вы касаетесь философии астрологии и видите, и знаете, как работает судьба, вы понимаете, что нет, вы не «бумажный человечек, вырезанный руками мамы и папы» — вы отдельная личность, имеющая свою непостижимую историю реинкарнаций, предшествующую вашему рождению, именно так и при тех условиях, при которых вы родились.

***

Что же было раньше, но неизвестно, когда.

Маленькая девочка стоит у окна. За окном падают снежинки. В прошлом году, когда ей было два с половиной года, они очевидно тоже падали, но она была очень маленькой, а сегодня она большая. Мама подымает ее и садит на подоконник. «Снег», — говорит она. «Боже, как красиво! Все белое, снег!» Девочка смотрит и тоже видит все белое. «Снег», — повторяет она следом за мамой и у нее становятся грустные глазки. Снег – это грустно, будет она повторять всю жизнь, когда увидит первый снег.

Ее будут убеждать, с ней будут спорить, ей будут доказывать, что снег – это прекрасно, красиво, здорово для людей. Иногда она будет соглашаться, но в своем сердце она будет повторять, что снег – это одиночество, бедность, это холодно, как-то очень печально. Снег, это грустно, это очень грустно – думает она.

Это ощущение, что снег – это печаль, когда началось оно в ее жизни?
Это видение? Это фантазия? Это правда? Правда для нас означает то, что есть другие люди, которые могут подтвердить твой ответ, или твои мысли.
У девочки есть свой рассказ, он для нее правда, но нет тех, кто может этот рассказ подтвердить, это знает она одна.

«Снег – это грустно» — будет повторять она всю жизнь. Когда ей будут попадаться прекрасные фотографии зимы, она скажет: «Это очень красиво, но я не люблю ни зиму, ни снег. Это очень грустно.»

Можно ли объяснить ощущение, которое приходит к нам ниоткуда, да и еще, когда тебе так мало лет. Когда девочка подрастет, она научится молчать, когда другие будут восхищаться красотой снега, но сердце ее будет застывать от этого чувства, что вокруг все умирает под снегом. Она вырастет, станет совсем взрослой и уедет туда, где не бывает никогда снега, а есть всегда синее небо, солнце, но навсегда в ней останется чувство, что снег – это печаль, это очень грустно.

***

Рассказ о том, что было еще раньше, но тоже неизвестно когда.

Моя мама и я живем в богатом доме, у помещика. У нас есть две комнаты, одна моя, одна мамина. Помещик, которого я и мама называем паном, часто приходит к нам. Он целует маму и меня берет н руки, гладит по голове, иногда приносит мне ..подарки.

Моя мама самая красивая в этом доме, она красивее пани. У мамы синие глаза и чудесные волосы, а у пани черные глаза и черные волосы. Я слышала, как пан говорил моей маме: «Краше тебя Наталка на свете женщин нет, люблю я тебя сильнее жизни, ты за себя и за девочку не бойся, я за вас всегда постою». И иногда он дает маме деньги и говорит – «Спрячь для себя».

Я часто играю с девочкой пана и пани, панночкой. Ей почти столько лет, сколько мне. Ее учат учителя, и чтоб ей не было скучно, пан настоял, чтобы меня учили вместе с ней. Я все понимаю быстрее панночки, но мама приказала первой, до панночки не отвечать, а говорить «не знаю», чтоб пани думала, что ее дочь умная, а я нет. Поэтому панночка дразнит меня «не знаю», но я все знаю, и мама меня хвалит, что я так веду себя. Мама говорит: «Себе дороже!», я не знаю, что это значит, но раз мама говорит, соглашаюсь. Так мы живем. Я уже выросла большая, мне уже 10 лет.

Но однажды, произошло, что-то ужасное. Исчез пан. Он уехал один на охоту. Взял коня, ружье и собаку. Его искали, искали… Собака прибежала, коня нашли. А пан, вместе с ружьем пропал. Пани допрашивала маму, мама плакала, клялась, что она не знает где пан, но пани ей не верила. И однажды, когда выпал первый снег, нас с мамой пани выгнала из дому. Мама просила не выгонять нас и сказала, что готова жить в чулане вместе со мной, но пани была неумолима и выгнала нас и всем сказала, чтоб нас никто не пускал в дом, а кто нас пустит, тому несдобровать. Девчонку можешь оставить – молодая, работать будет, а сама пошла прочь. Мама очень просила меня остаться, чтоб я не терпела лишений, но я ушла с ней.

Мы стучались в каждый дом, но нас никто не пустил, только на краю села жил ненормальный старик в страшном доме, я даже не знала, что так можно жить, и он нас пустил. Там не было ни кровати, ни одеял, ни подушек, а только тряпки, которые старик подбирал у людей, там были мыши и была грязь и было очень холодно. На утро мама пошла в лес и нарубила деревьев, починила какую-то трубу и сделала печку. Она работала день и ночь, все дни, она убирала делала из снега воду, ухаживала за стариком, который ее ругал. Но главное, что я ругала пана, который бросил нас, обещал не бросать, а бросил. А мама говорила все в его оправдание: «Бедный пан, наверное, по-другому не мог, видно руки на себя наложил». Но я не верила, совсем не верила маме, и поэтому сильно начала маму ругать. А снег все шел и шел. Мама все работала и работала, плакала и плакала. Тогда я сказала ей что-то ужасное, что она дура, что пану поверила, вот поэтому он ее и бросил, а пани умная, она пану не верила и поэтому у нее все теперь есть. Мама тогда посмотрела на меня, ничего не сказала, она даже как-то плакать перестала, очень похудела, а потом начала кашлять.

Зима уже шла к концу и вдруг выпал сильный снег. Все было такое белое, как будто застывшее. Я сидела у окна, уже дома было чище, старик молчал, а мама ушла рубить дрова и все не шла в дом. Я вышла во двор, а она лежала на белом снегу и изо рта у нее текла кровь, но она не дышала. Она умерла. Мы со стариком выкопали неглубокую могилу, засыпали ее землей и ветками. Я читала молитву и плакала. Я злилась на маму, почему она умерла, почему она тогда не кинулась пане в ноги, не умоляла, чтоб мы остались, а гордая ушла, и сделала меня несчастной.

Потом пришла весна, я попросила людей, что ехали на базар, взять меня в город. Там пошла работать по домам, потому что знала грамоту, так в нищете и бедности прошла жизнь. Но больше всего на свете я ненавидела, когда выпадал первый снег. В моей душе все беды на свете происходят только зимой, от снега.

***

Этот маленький рассказ о том, что мы не знаем начала начал наших ощущений. Они бродят где-то рядом, волнуют нас, но как правило, остаются тайными и непонятными.

С любовью Нелли Ф.

Перейти обратно к списку статей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + десять =